Деньги! Добавить в Twitter Поделиться в Facebook Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Добавить в Одноклассники Опубликовать в LiveInternet.ru Добавить в Blogger.com Добавить в Я.ру Сохранить закладку в Memori.ru Сохранить закладку в Google Добавить в Яндекс.Закладки
 

Гесиод — «Работы и дни»

21 февраля 2012, вторник

«Работы и дни». Поэма дает возможность четко представить личность самого поэта. Он предстает простым, мудрым и трудолюбивым человеком, который, отдавая работу земледельца, сама привыкла к суровым условиям жизни, тяжелого физического труда, хотя часто она дает плачевные результаты. Свое произведение Гесиод адресовал Перси, которого хочет привлечь к полезному труду, и с этой целью дает ряд установок. По сути же поэма представляет собой свод правил народной мудрости, которые должен выполнять средний Беотийский крестьянин.

То есть поэт обращается (и одновременно сам выступает как выразитель его интересов) к такому земледельца, у которого уже есть участок земли, дом с добром, пара волов. Но он не настолько богат, чтобы купить одного-двух рабов, у него даже нет наемников, которых советует Гесиод, следует привлекать к работам только в короткий период жатвы, чтобы собрать урожай быстро и без всяких потерь. Итак, главным орудием труда этого крестьянина становятся его собственные руки и руки его домочадцев.

Поэт не скрывает трудностей, связанных с сельскохозяйственными работами, временами он вообще довольно пессимистично оценивает всю жизнь крестьянина. Несмотря господствующую в обществе несправедливость, несоответствие затраченных усилий плодам работы, поэт все же единственный выход из затруднения видит в тяжелой и порой неблагодарной, но честному труду, которую все равно уважает, любит и ценит, а трудолюбие считает ли не главной добродетелью человека. И хотя Гесиод иногда и жалуется на различные жизненные трудности, но получает внутреннюю наслаждение, преодолевая их и получая практические реальные результаты, — ведь они достигнуты благодаря его трудолюбию и  благоразумия.

Поэму «Работы и дни» можно условно разбить на четыре части. В первой (1-212) Гесиод после обращения к брату рассказывает ему несколько притч и одну басню, мораль которых — в мире царят несправедливость, ложь, и человеческие дела на земле непрерывно ухудшаются.

Это история двух сестер Эриду, одна из которых ссорит людей, вносит в жизнь общества ужасные войны, «злую вражду», а вторая, наоборот, помогает крестьянам в их мирном труде, полезной практической деятельности и даже пытается подтолкнуть к мирному соревнования:

Способна она и ленивого даже заставит к труду; Видит лентяй, как рядом соседа его богатеет, и сам начинает спешить с посевом, посадкой, лучше чтобы было в доме. Соревнования они начинают и каждый Стремится богатства. Полезная эта только Эрида для смертных.

(20-24)

Вторая история — это легенда о зловещей и хитрую Пандору, женщину, созданную и оживленную богами и посланную Зевсом на землю как наказание людям за совершенное Прометеем преступление — похищение с неба огня и передачи его смертным. Придя к дому Эпиметея, Прометеевою брата, Пандора стала его женой. Через некоторое время, несмотря на запрет Зевса, открыла подаренную им ящик, откуда вылетели все несчастья, беды и хвори и обрушились на род человеческий. Напуганная женщина мгновенно закрыла крышку, но в ящике осталась одна надежда. Достаточно пессимистично звучит мнение Гесиода по этому поводу:

Напасти другие без счета кругом между нами бродят, полно-то их на земле, и на море большом полно. Слабости всякие между люди и днем, и ночью без зазову по собственной воле приходят, принося смертным несчастье ...

(Здесь и далее перевод В. Свидзинского. 100-103)

Третья рассказанная Гесиоду легенда касается проблемы изменения человеческих поколений. Он первым в античности поставил этот вопрос и, отражая позицию ранних греческих философов, пришел к неутешительным выводам: человеческое общество деградирует и в будущем его ждет регресс, постепенная утрата всех человеческих ценностей, и прежде моральных. Поэт считает, что изначально существовало прекрасное золотое поколение людей, подобных богов, которому земля поставляла достаточно все необходимое для жизни, несколько раз в год давала урожаи, ее не нужно было обрабатывать, люди проживали в мире и согласии.

Однако уже серебряное поколение было другим, не похожим на золотое. Слишком высокомерное, оно даже отказывалось от своих богов. Ему на смену пришло грозное поколение людей-воинов, закованных в бронзу, они начали кровавые войны. На короткое время улучшилась жизнь в век героев, людей-полубогов, но он оказался слишком кратковременным, поскольку «злая война и страшные битвы построили их из мира. Поэт подразумевает как Троянской, так и фиванскую войны за наследство царя Эдипа, у них и погибли могучие герои Греции. Гесиод особенно жалуется, что ему приходится жить среди людей ужасного — железного поколения:

Зачем суждено жить мне среди пятого рода?

Почему я раньше не умер или почему не родился позже?

Сейчас-то племя существует железное. Ни днем, ни ночью уже

Не передохнут ему от труда, избавиться печали.

Доли не имеет. Заботы тяжелые от богов ему данные ...

... Нет единодушны между отцом и сыном.

Гостю мил хозяин, товарищ давний товарищ,

Даже дружные братья между собой, как первое бывало.

Быстро бесчестить станут эти люди родителей древних ...

(174-178, 182-185)

Последние строки, которыми заканчивается перечень поколений, также полны печали и неверия в счастливое будущее:

... Стыд удалился и честь, и сами только останутся беды

Смертным рождения земли, и не будет на муки советы.

(200-201)

Перепевы легенды Гесиода о пяти поколений можно найти в произведениях римских писателей — Овидия, Вергилия, Горация, Ювенала.

Первую часть поэмы завершает басня «О соловья и ястреба». Ястреб несет несчастного певца лесов, упьявшы в него свои когти, и тот пищит от боли. А ястреб ему говорит, что он значительно сильнее и, следовательно, доля птицы зависит от желания хищника:

Я пообедать могу тебя и пустить на волю.

(Здесь и далее перевод Н. Пащенко. 209)

Аллегория этой басни достаточно прозрачна. Гесиод говорит о современных ему отношения между людьми, когда родовые аристократы были еще всевластные и бедные люди находились в полной зависимости от них. Возможно, и сам Гесиод испытал на себе «справедливость царей», но его пессимистический вывод звучит как протест против существующего порядка (кстати, эти слова с гордостью говорит ястреб):

Ума у того нет, кто хотел бы соревноваться с сильным; Он победы не будет, горе и позор только заработает.

(210-211)

Однако пессимизм Гесиода оказывается не таким уж безнадежным. Он сам противопоставляет ему достаточно твердое убеждение, что все беды и  несчастья можно преодолеть трудом и непоколебимой верой в правду и  богов. Они наконец принесут людям облегчение.

Вторая часть поэмы, которую можно назвать «Советы» (213 — 380), прославляет правду, без которой люди не могут жить. Другое дело, что в обычной жизни она очень часто нарушается «царями-дароядцямы», но поэт напоминает, что бессмертные боги следят за их действиями, «Зевсов глаз все видит и всякую вещь примечает. Идея справедливости становится у Гесиода высшим этико-моральным принципом.

Уже в первой части Гесиод неоднократно обращается к Перса, призывая его прислушиваться к правде и к полезным советам: «Я тебе, Персе, только чистую правду сказать желаю». Эта вторая часть также изобилует отдельными советами и обращениями к брату:

Персе, ты гордости бойся и слушайся голоса правды!

(213)

Гесиод учит, что люди и государства могут быть счастливыми там, где расцветает правда, которую неизменно дает Зевс:

Персе, возьми к душе и лучше развле мое слово: Слушайся голоса правды и мысли не имей о насилии, Этот-то закон для людей установил олимпиец Кронион ...

А мужу правду дал, ценное благо. Кто, осознав правду, ее публично чтит Счастье поэтому дает Зевс, далеко уходит глазами. Как же кто, свидетельствуя, говорит неправду и клянется ложно, Тот справедливость нарушил, самого себя потеряв. После такого и потомки останутся в мире ничтожны, кто присягает правдиво, у того и потомки величественны.

(Здесь и далее перевод В. Свидзинского. 274-276, 279-285)

Гесиод осуждает насилие, несправедливость, зло, прославляя добродетель человека, его умение слушать советы. Особенно он хвалит склонность и стремление людей к работе, которая отгоняет голод. Только труд может помочь приобрести богатства.

Поэт с презрением относится к лентяев и бездельников, противопоставляя им трудолюбивого труженика:

Голод-то всегда товарищ тому, кто не хочет делать. Люди и бессмертные однако ненавидят тех, кто в праздности Возраст проживает, подобно трутней, лишенных жала, что, не работая, пчел трудолюбивых съедают работу. Пусть тебе дружески будет добром небольшим рядить, чтобы своевременно риги твои времени продолжались хлебом. Все нам работа дает — и большие стада и богатство ...

Ни одна работа не оказывает позора, лишь безделье постыдное.

(302-308, 311)

Приведенные строки представляют настоящий гимн человеческому труду, для поэта всякая работа почетна, и презирать ее нельзя.

Гесиод советует персу избегать распространенных пороков: никогда не посягать на чужое богатство, не издеваться над слабым и немощным, с уважением относиться к старым родителям и вообще уважать старость, помогать несчастным сиротам, никогда не забывать приносить жертвы богам.

Остальные строки этой части — короткие афористичные мысли, не связанные между собой сентенции (возможно, некоторые из них давно уже были пословицами), а все вместе — проявление глубокой народной мудрости. Все они опираются на жизненный опыт многих поколений земледельцев. Иначе говоря, Гесиод создает для крестьянина достаточно компактный моральный кодекс поведения в жизни, которого тот должен соблюдать в условиях страшного «железного века». Во всех этих практических и моральных советах какой-то мере отражается и  внутренний мир самого поэта, обычного Беотийский крестьянина, только значительно мудрее других, с его практицизмом, мнительностью, хитростью, жаждой обогащения, с его моралью и предрассудками подобное. Умеренность такого крестьянина видно по его отношению к соседям. А с ними он во что хочет наладить хорошие взаимоотношения.

«Настоящая холера — плохой сосед, а хороший — то счастье» (346), — отмечает Гесиод, и это понятно: от взаимоотношений с соседями во многом зависит благосостояние земледельца.

Поэт сам объясняет: не хватит муки до нового урожая, то у кого занять его? Ясное дело, что у соседа. Но если берешь мерку, то с нового урожая отдавай мерку, да еще и с горкой (своеобразные проценты!) — В следующий раз сосед снова займет охотно. Или если крестьянин по поводу какой-то торжественной даты устраивает пир, то он не должен забыть о соседа и должен обязательно его пригласить.

Практицизм Гесиода проявляется и в том, что он советует, строя взаимоотношения с  людьми, придерживаться единственно возможного принципа — «ты — мне, я —  тебе». Он предлагает давать лишь тому, кто тебе дает. Есть у него и ряд серьезных замечаний, возникших, вероятно, как результат недостойных действий Перса.

Прежде предупреждает, что богатство следует приобретать честным путем, трудом, насилие пользы не принесет и рано или поздно, но будет наказано. Кроме того, особенно он предостерегает от увлечения легкомысленными женщинами, которые представляют для человека большую опасность и могут легко разрушить его благосостояние:

Бойся женщин-шелихвисток, лживых речей их не слушай.

Ум тебе женщина задурят ​​и вместе риги обчистит.

Вору верит ночном то же, что и женщине поверит!

(Перевод Н. Пащенко. 373-375)

Тема основной, третьей части поэмы (382-764) охватывается половиной ее названия — «Работы». Речь идет о тех работы, которые должен выполнить крестьянин течение четырех сезонов года. Гесиод не обещает персу легкой работы и больших успехов, наоборот, предупреждает о тяжелых условиях сельскохозяйственных работ. Но это единственный способ «с голодом больше не знаться», единственная возможность достичь благосостояния. Говоря о работе, Гесиод подразумевает исключительно сельский труд, даже не вспоминая о труде ремесленников многочисленных профессий, которых в  Греции в то время уже было много.

Обзор работ лишен последовательности. Начинает Гесиод свой рассказ о них с весны, когда повсюду начинается распашка земель. Дав вскользь несколько наставлений о необходимости хорошо работать, он переходит к работам осенней поры, советуя, в частности, «когда сыплется листья с деревьев», изготавливать из них необходимые в хозяйстве вещи — ступы, скрепы для плуга, а затем вновь возвращается к весенним заботам и рассказывает о кормлении «предпочел Криворог», которых приобрели заранее, о вспашку земли без всякого отдыха, сев с обязательным заворачиванием зерна землей и тут же добавляет, что все эти работы должны быть заранее определены и выполнены своевременно. То есть у поэта возникает идея заблаговременного планирования,

... Потому добрый порядок смертным полезный всего, а хуже всего — безголовья.

(Перевод В. Свидзинского. 471-472)

Итак, чтобы вырастить хороший урожай, уже с весны об этом следует позаботиться и готовить его запланированными работами. А когда хлеба созрели, то их следует быстро скосить, высушить и  обмолотить на току, высыпать в подготовленную посуду, скрыть и еще завести собаку — охранника от «спящего днем ​​человека». Советует он, когда следует обрезать и окапывать виноградные лозы, как готовить виноградные гроздья для сдавливания, какого возраста нужно покупать быков, когда братья бездетных наемника служанку подобное.

Советы Гесиода имеют разнообразный характер. Случается, что он сам признает свою некомпетентность в каком-то вопросе и ... все же советует. Он предупреждает, что плавал в море только один раз, с побережья города Авлиде до острова Эвбея (расстояние между ними совсем небольшая — несколько километров) на певческие состязания, откуда вернулся победителем — с «ушастым треножники». Гесиод не специалист «по делам морских», и все же ряд советов относительно времени отплытия корабля, его подготовки и снаряжения, места, где можно зерно выгодно продать, он подробно подает. И неоднократно предупреждает об опасности морских плаваний, что не останавливает людей, охваченных жаждой наживы:

Но в безрассудство своей смелеет народ глупый:

Сейчас богатство для смертных самою душою их стало.

(Перевод Н. Пащенко. 685-686)

Давая указания, Гесиод выходит из примет природы, которую прекрасно знает.

Практичность поэта проявляется и в последних строках этой части, содержащие житейско-назидательные и моральные наставления и время касаются интимной жизни человека. Так, Гесиода волнуют проблемы, связанные с созданием юношей новой семьи, с выбором жены, женитьбой. Он подходит к этому очень серьезно, считая, что человек должен сначала приобрести участок земли, построить жилье и только тогда вводить в него молодую жену:

Зрелым станешь когда то веди в дом жену,

К тридцати как лет немного тебе осталось

Или недалеко за них перешло — самое время это для брака;

... Деву в жены бери, чтобы ее ты научил поведения;

Ту выбирай основном, в тебе живет ближе ...

(Перевод В. Свидзинского. 695-697, 699 — 700)

Когда Гесиод советует брать девушку, которая «живет ближе», то исходит из того, что, взяв ее издалека, юноша не знать характера девушки. А если она живет рядом, то есть дочерью соседа, то юноша с детских лет играл с ним и другими детьми и так все о ней ему известно. Заботится поэт и о будущем молодой семьи — в ней должен быть только один сын — наследник земли. Если же будет два (как у отца Гесиода), то братьям придется землю делить пополам, а на вдвое меньшей участке семью уже трудно прокормить.

Как и предыдущая, третья часть также содержит ряд поучительно афористических сентенций, некоторые из которых, пожалуй, народными пословицами:

Кару накликать блаженных бессмертных всегда берегись. (706) неразговорчивый язык для людей — то лучшее богатство. (719) Действий только так: убегай страшного людей молвы. (760) Славы отшельника или хлебосол ты поберегись. (715) Дела делай своевременно и меру во всем соблюдай. (694) Бойся считаться другом злым, ненавистником хороших. (716) Меру в словах сохранишь — и всякому будешь приятным. (720) Хуже о себе услышишь, когда поноситимеш других. (721)

(Перевод Н. Пащенко)

В заключительной, четвертой, части поэмы (765-828) разворачивается тема, связанная со второй половиной названия — «Дне». Ссылаясь на суждение народа, Гесиод перечисляет дни, счастливые и не счастливые для начала той или иной работы. Определены благодаря наблюдениям многих поколений, эти дни в древние времена были единственно известным своеобразным календарем для земледелия, который вызывал порядок сельских работ.

Гесиод называет «священные» дни — «перед первым числом и четвертым», седьмой день («родился Аполлон лироносний»), а также восьмой и девятый. Но особенно «замечательные для человеческих свершений» одиннадцатый и двенадцатый дни. Но тринадцатый день нельзя начинать сев, хотя он пригоден для посадки огородных растений и т.п..

Бесспорно, перечень хороших и плохих дней отразилось влияние предрассудков, возникших в гораздо более древние и примитивные периоды существования греческого общества. Однако полностью отбрасывать все наблюдения поэта в коем случае нельзя. Ведь это означало бы отрицать народную мудрость. Народ, забывает ее, непременно тяжело расплачивается за свою беспечность. Во времена жизни Гесиода и в более поздние периоды существования Эллады поэма «Работы и дни» была чрезвычайно популярна, конкурируя с эпосом Гомера, во все времена ее изучали в школах. Правдивость житейских истин, сконцентрированных в ней, ее проста и понятна каждому крестьянину язык сделали поэму его верным советчиком, в котором он находил не только полузабытые истины, ответ на то, как, что и когда делать, но и моральную поддержку в жизни.

Гесиод использует размер эпических поэм — гекзаметр, но его язык отличается от гомеровской. Здесь нет тех ярких изобразительных средств, которыми пользовался Гомер. Чисто деловые советы и наставления Гесиода требовали лаконизма, сжатых форм, простоты и четкости в изложении мысли, ведь речь шла о будничной жизни,

Нравится

Комментарии — добавить свой

 
 

Важные события

Финансовые праздники

Моя статистика

Рейтинг блогов

Курс Валют

Курс Доллар США - рубль

Календарик

 
 
© 2010–2020 «Время деньги!»,
все права защищены