Деньги! Добавить в Twitter Поделиться в Facebook Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Добавить в Одноклассники Опубликовать в LiveInternet.ru Добавить в Blogger.com Добавить в Я.ру Сохранить закладку в Memori.ru Сохранить закладку в Google Добавить в Яндекс.Закладки
 

Еще одна из общества "посвященных, больных, ярых" - Барбара Рединг, которая, как заключил Олег Соловей, таки способность искренне улыбаться этому миру.

19 сентября 2013, четверг
Еще одна из общества "посвященных, больных, ярых" - Барбара Рединг, которая, как заключил Олег Соловей, таки способность искренне улыбаться этому миру.

 Рецензия на книгу Барбары Рединг раскрыла еще одну черту критика, отличает его с современной армией работающих в этом жанре - это умение найти в телесности отсылки на метафизику души, показать обреченную зависимость этих двух начал.

Отдельного разговора заслуживают материалы о творчестве Олеся Ульяненко. Их в этой книге три. Художественное письмо Ульяненко, несмотря на признание писателя, остается для широкого читателя сложным, в котором последний часто не может преодолеть сопротивление бытовом ужасе, картины которого возникают практически в каждом романе писателя, но они говорят. По этому антуражем скрытый смысл, который и извлекает на свет Божий Олег. И в этом он довольно искусный соискатель. А вот если вас интересуют выгодные контейнерные перевозки по России, тогда  вот тут на сайте http://partnersib.com вы найдете самые выгодные предложения.

Теперь довольно редко можно встретить, когда критик пишет о журнальный вариант произведения (речь о повести Олеся Ульяненко "Изгои" (журнал "Березиль", 2003 год) и роман "Условная история свинства" (журнал "Курьер Кривбасса", 2010 год) ), а не книгу, которую можно пиарить или заталкивать в дальние мешки макулатурой. Рефлексии над прозой Ульяненко отличаются здесь если не биографическим методом, то по крайней мере попыткой объяснить, каким образом мировоззренческие принципы автора моделировали тип его творчества: "Даже манеру его обычного бытового созерцания этой жизни копировать нет никакого смысла, как и возможности, особенно ярким является першозразок, слишком много в нем боли не киношного и вымышленного, а белого и настоящего, уплаченного жизнью и собственным страданием; при таком раскладе боль невозможно трансформировать в товар, а следовательно начать торговлю "[117]. Часто критик переходит на территорию реально прожитых автором сюжетов. В целом, эти рецензии о произведениях Ульяненко выхватывают отличительную черту его героя, возможность или наоборот вбуватись в мир, в то время, который Олег Соловей называет "время убийц". Следующей цитатой можно было бы охарактеризовать собирательный тип ульяновского героя: "Он [герой - Б.П.] просто хочет забыться, а затем окончательно забыть о жестоком мире, пытающегося сожрать его своими метастазами бесконечного и всемогущего и слишком убедительного зла" [74 ]. По определенным причинам прозу Олеся Ульяненко уже не трактуют как только показ социального дна, изображение которого мало что приносят в эстетику литературы, но заодно творчество писателя остается осмысливаемой лишь в определенных кругах, не выходя на широкого читателя. Сбор этих рецензий в одной книге свидетельствует также о попытках Олега Соловья вызвать читательское внимание на "возможно, последнего из могикан высокого гуманизма".

Нравится

Комментарии — добавить свой

 
 

Важные события

Финансовые праздники

Моя статистика

Рейтинг блогов

Курс Валют

Курс Доллар США - рубль

Календарик

 
 
© 2010–2018 «Время деньги!»,
все права защищены