Деньги! Добавить в Twitter Поделиться в Facebook Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Добавить в Одноклассники Опубликовать в LiveInternet.ru Добавить в Blogger.com Добавить в Я.ру Сохранить закладку в Memori.ru Сохранить закладку в Google Добавить в Яндекс.Закладки
 

Алкей

28 февраля 2012, вторник

(Конец VII — начало VI вв. До н. Э)

Родной город Алкея Митилена прошел характерный для тех времен путь борьбы демоса с аристократией, а сам поэт повторил судьбу Феогнида.

Борьба с тиранией на стороне аристократии закончилась для Алкея изгнанием, во время которого он стал воином-наемником, участвовал в боях во Фракии и  Египте. После амнистии поэт вернулся и даже примирился и подружился с вождем Митиленский демоса, мудрым тираном Питтак, которому к тому долгое время боролся. До нас дошло несколько стихотворений Алкея времен гражданской войны, в  которых поэт призывал к восстанию и борьбы с демосом и Питтак (так называемые «Песни мятежа»). Еще раньше несдержанность и упорство Алкея оказались в борьбе с ненавистным тираном Мирсилом, и когда тот неожиданно умер, бурные чувства радости вылились в поэта в знаменитых поэтических строках

Пить, начнем пить! И опьянеем все, Хоть и не хочешь, пей! Ведь подох Мирсил!

(Перевод Н. Пащенко)

В ряде стихотворений Алкей пытается дискредитировать Питтака, называя его «врагом города», «уродом отечества». В «Послании Питтак» поэт упрекает его за то, что тот не вернул его из ссылки и повисилав многих полезных городу людей. Однако в этих политических стихах Алкея нельзя найти такой злобной ненависти к демосу и его вождей, как в Феогнид, у него скорее чувствуется скорбь человека, тонко чувствует несправедливость и страдает, не имея возможности чем-то помочь.

В нескольких фрагментах стихотворений Алкея появляется образ корабля, попавшего в бурю. Один из них поражает своей поэтичностью и глубиной содержания и воспринимается как аллегория, хотя поэт ее так и не раскрывает. В описании драматической эпопеи корабля-государства, вот-вот погибнуть от страшных волн-потрясений и его пытаются спасти отважные моряки, чувствуется страстность чувств поэта. Реалистично и очень кратко воспроизводит Алкей отчаянную борьбу корабля за свое существование:

Не понимаю распри между ветров, Шали волны, несутся туда и сюда ...

А мы в разбушевавшуюся непогоду В черном судне среди волн кружится, Жестоко гонимые нападением бури злым. Достигают волны до подножия мачты,

Парус наше разорвалось, только лохмотья по ветру имеет. Но выше среди волн злых Еще грознее вал поднимается,

Беду предвещает неодолимую, прежде чем боги пристань пошлют нам ...

(Перевод Г. Кочура)

Сравнение корабля с государством оказалось чрезвычайно удачным, особенно в периоды потрясений. Этот образ перешел к римской и новейшей литературы. Стихотворение заканчивается печальными мыслями поэта о неизбежности катастрофы, он выражает желание «забыть все» и опасения относительно собственной судьбы.

Чаще Алкей предстает в своих произведениях как страстный и мятежный борец, которому не всегда везет. Испытывал он поражений и на поле боя. Подобно Архилоха ему пришлось спасаться бегством и бросить свой щит. В обращении к другу он пишет:

Моим поведай, что Алкей жив Но доспехи исчез. Воин аттический Повесил, смеясь, мой щит вожделенный В храме совоокая богини.

(Перевод Н. Пащенко)

Алкей воспевал мужскую дружбу, наслаждение, которое испытывает, поднимая бокал с вином. Обращаясь к другу Меланиппу, поэт приглашает его пить и не думать о будущем, потому что «плачь не плачь — путь неизбежен, впереди только смерть». Чувство безнадежности возникло в стихах Алкея после поражения борьбы с  тиранией, а возможно, и в начале изгнания, когда будущее представлялось лишенным перспектив.

Отойдя после возвращения на Лесбос от всякой политики, Алкей погружается в  традиционных для монодичнои лирики темы вина и любви. Постоянный призыв «Будем пить! Становится своеобразным рефреном во многих его сколия. Поэт считает вино лучшим средством, чтобы забыть всякие горести и заботы, чтобы развеселиться. Оно является настоящим другом, поскольку может открыть истину. Желание пить поэт оправдывает даже любым сезоном года. Вино для него — лучшее лекарство из лекарств.

Значительное место в лирике Алкея принадлежит теме любви. В одном четверостишии поэт с юмором обращается к Эрота, называя этого юного бога «самым страшным из всех бессмертных». Как правило, к чувству любви Алкей относится весьма серьезно и целомудренно. Это свидетельствует, в частности, его обращение к прославленной соотечественницы Сапфо, которую поэт, пожалуй, нежно любил:

Сказать несколько хочу тебе одной, но как только посмотришь на меня ты, — Уста мои замыкает стыд, Перед тобой стою безмолвный.

(Здесь и далее перевод А. Содоморы)

Однако поэт, очевидно, не оправдывает слишком сильные страсти, которые могут заставить забыть долг или пролить кровь. В стихотворении, условно названном «Вина Елены», он именно в этом обвиняет героиню. Ее любовь к Парису привело трагической судьбе Трои. Еще до Алкея Лесбосский поэты, используя местные народные песни, ввели в  монодичное мелос ряд новых поэтических приемов и размеров. Алкей продолжил эту традицию и оставил так называемую «алкееву строфу» — четверостишие со сложной ритмикой, позднее приобрел немалую славу.

Алкей был также написан ряд замечательных гимнов, посвященных Эроту, Гермесу, Афине, Гефесту и Аполлону. До нас дошли небольшие их отрывки, гимн к Аполлону подробно известный из прозаического перевода. Даже в нем поражает тонкое и проникновенное чувство поэтом природы.

Позднейшие поколения ценили Алкея как одного из величайших лириков Эллады.

Нравится

Комментарии — добавить свой

 
 

Важные события

Финансовые праздники

Моя статистика

Рейтинг блогов

Курс Валют

Курс Доллар США - рубль

Календарик

 
 
© 2010–2020 «Время деньги!»,
все права защищены