Деньги! Добавить в Twitter Поделиться в Facebook Поделиться ВКонтакте Поделиться в Моем Мире Добавить в Одноклассники Опубликовать в LiveInternet.ru Добавить в Blogger.com Добавить в Я.ру Сохранить закладку в Memori.ru Сохранить закладку в Google Добавить в Яндекс.Закладки
 

Зачитанный денди

4 июля 2013, четверг
Зачитанный денди

 

На молчаливо-белом фоне переплета «Избранных произведений» фотопортрет Михаила Семенко с сигаретой чем-то напоминает известный портрет Че Гевары ... Малоизвестных изображений писателя в книге несколько. На каждом он будто иллюстрирует подсчет своих ежемесячных занятий, упомянутых в автобиографическом романе: «... Поэт - 60 раз; Скрипник - 2 раза; Философ - 28 раз ... Значит - поэт ». В то же время романтические позы и прически на столичных снимках очень созвучны хрестоматийном нареканию на скуку от Олеся, Вороного и Чупринки вместе с «парикмахером», который «в душе ... на гитаре бренчал »(« Парикмахер »).

Семенко быстро прижился в городской уклада. В Хорол, после не вполне понятно отчисления из института, приятель из Николаева обиженно писал: «Неужели тебя не интересуют больше провинциялы, твои бывшие товарищи?». Уже в 1920 году Александру Коржу литератор запомнится как «элегантная фигура с люлькой и клюкой, простоволосая, что позволило сразу отнести ее к брюнетов и убедиться в поэтичности шевелюры».

Урбанизм для писателя начался с армейского доработку. Иногда кажется, что Владивосток никогда не воспринимается автором как провинция. Кроме экзотических локусов, добавляется очередной миф - о спланированной побег футуриста в Америку. В стихах Михаил Семенко сам дает основания для него, выбирая между материками: «Я с вами расстанусь и буду где-то в Чикаго или Мельбурне ...» «Хочется дальше. Ну хоть в Австралию ... »« Я ищу ... портного / с нью-йоркской рекомендации ... »« Я не запираю своего ателье - / приходите, я живу в Патагонии ».

В последнем из цитат показательна не просто упоминание пустынной южноамериканской области, но и намерен основать там ателье. В совершенном исполнении дендистських капризов поэт, кажется, всегда держит паре с незримым собеседником. Его волнуют не недостижимы «ноктюрны на водосточных трубах», а конкретные успехи:

Кто пройдется вниз, до самого Крещатика,

несмотря на людей - смелый и один;-гордый?

Когда в животе щекочут пружнасти колесики

и навстречу летят стально-энергичные морды?

(«Я предлагаю»)

Достаточно последовательно «экспериментальным пространством» футуризма остается Киев. С колоритом кондитерских и кафе здесь утверждается красноречивая черта семенкивського мировоззрения. По словам лирика, «я брожу, углубленно роясь в улично фолиянтах» («Уличное фолиянты»). Кроме жажды «читать город», знакомой еще романтикам, авангардист отличает такой Лекции несколько регистров. Киевский центр для него книжный, но в масштабах классической литературы («омайнридений, омонтекристений» Крещатик («Тов. Солнце»), зимняя Владимирская, что паралелизуеться с чтением Вальтера Скотта или популярных имен: «Мне напомнил о весне Коряк / А вчера я видел Тычины »(поезфильм« Весна »). Большая миркувальна сосредоточенность сопровождает образ окраинной Дарнице: после посещения« пахучососон »лирический субъект« взялся за Свифта »(« Голос мая »).

Своеобразно, что в ревфутпоеми «Тов. Солнце »можно видеть даже« кадр-негатив »в Тычины« Золотого шума ». А еще - притворство к сквозной «двойной экспозиции» в стилистике кинолент Рене Клер. Пунктуационные скобки будто воплощают мгновенный визуальный вспышка мгновенно растворяется в пейзаже:

... Тротуары толпой

справа

(Слева)

плакаты на витринах

(Гидра контрреволюции!)

магазины взятые на учот ...

Финальной в замилований екзотизации Киева следует назвать сборник «Лучи угроз» (1921). Поздние стихи изменят футуристическую нацеленность на урбанизм, инерционным порождением образов мегаполиса. Интересно, что восприятие первой советской столицы, куда Семенко переезжает в 1920-х годах, довольно тусклую. Это легко заметить на таком примере. Ни одна из центральных улиц в Харькове, кажется, не вдохновляет поэта так, как, скажем, Крещатик. Зато харьковский ученик писателя Владимир горячих в «метафизической реквиеме» связывает воспоминания о наставнике именно с Сумской.

Вмещение отрывка из мемуарной поэмы о 1920-1930-е годы заставляет глубже решить проблему преемственности в украинском футуризме. Однако на таком фоне заметна не решающий, но не всегда оправданная тенденция Анны Белой. Многие предложенных источников, в частности Игоря Бондаря-Терещенко, Оксаны Ураган, Александра Коржа, того же Гаряева, будто усиленно «работает» на «харьковский имидж» Семенко. Согласно ироническим новообразованием Юрия Яновского, здесь можно было бы упрекнуть в «охаркивьянення». Сосредоточение на киевском тексте лирика остается на усмотрение самих читателей. Между, для отечественного авангардизма принципиально то, что Харьков - достаточно естественный «выходец» из конструктивистских вкусов, действующих по революции. В Киеве же, за Александром Билецким, революция только стремилась вмешаться в подобие «города, тонуло в тополях, каштанах и акациях». Отсюда - специфика в укоренении новых стилей ...

А вот если вы хотите купить по низкой цене окна Саламандер, тогда самый большой выбор вы найдете на сайте salamander-orenburg.ru

Нравится

Комментарии — добавить свой

 
 

Важные события

Финансовые праздники

Моя статистика

Рейтинг блогов

Курс Валют

Курс Доллар США - рубль

Календарик

 
 
© 2010–2020 «Время деньги!»,
все права защищены